russian-orthodox-silver-triptych-icon-pendant-SIGN-master-jeweler-fedorov

Triptych icon pendant “SIGN”

$ 545.00

SKU: SS063 Category:

Sterling Silver 925 / 24 kt Gold Gilding (999), Blackening
Size: 30×17 mm / 1.18×0.67 in
Weight: ~12 g / ~0.42 oz
Model: 2005

The front of this foldable icon pendant depicts a gate decorated with vines and crowned with the Holy Face not made by human hands, which is located on the topmost part of the icon. Upon opening the wings, one discovers that the icon is a triptych. The central part contains an icon of the Theotokos with the Savior Emmanuel in the womb, known as Panagia (Greek for “All-Holy”) in the Greek tradition and “The Sign” in the Russian one, enclosed in a circular medallion. This icon has been associated with numerous miracles (or signs) and has been historically connected to Novgorod. It has protected the city from enemy invasions and other calamities and is thought to be its patroness. The wings on the sides depict the Archangels as they pray to the Blessed Virgin Mary, and, beneath them, the glorified saints and protectors of the Church and the whole of Christendom – St. Nicholas the Miracle-Worker, Archishop of Myra in Lycia, and the Great Martyr St. George the Victorious. The reverse side contains the image of the blossoming Holy Cross, while the remaining free space is inscribed with the final words of the prayer to the Holy Cross.

Full product description is available in Russian.

Reviews

There are no reviews yet.

Be the first to review “Triptych icon pendant “SIGN””


Миниатюрный складень по­вто­ряет по форме так на­зы­вае­мые «киотные змеевики», бытовавшие на Руси в XIII–XVI вв., а в поздних репликах и до ХХ в. По назначению и иконографическому составу он во многом сходен с на­званными изделиями и является их дальнейшим развитием.

Первоначально в Х в. змеевики пред­­ставляли собой круглые под­­­­­вес­ки, совмещающие на своих сторонах кано­нический хри­сти­анский извод и змеевидную ком­позицию – фигуру или голову че­ловека с исходящими от нее зме­ями. Несомненным являет­ся апо­тро­пеический (защитный) харак­­тер этих изделий. Также не вызывает сомнений их визан­тий­ское происхождение и связь змеиной ком­­позиции с образом мифической горгоны Медузы. Интересно, что, несмотря на общее негативное отно­шение Церкви к магиче­ским амулетам, змеевики все же при­сут­­ство­вали в церковной жизни. Многие из них бы­ли найдены в ризницах соборов, из­ве­стен один змеевик, врезанный в центр хра­мо­­вой иконы, другой – употреблявшийся в ка­че­стве панагии. Бытование этих предметов в Церкви повлияло на существенное изменение их формы и содержания, оставляя неизмен­ным их защитную функцию.

Если в древних змеевиках про­сматривался смысловой дуализм и даже воз­никал соблазн восприятия хрис­тианского образа магически, то в дальнейшем, особенно в издели­ях киотчатой формы, канонические сюже­ты стали доминировать, ком­позиция «змеи­ное гнездо», уйдя на периферию, могла дополнять­ся образами святых демонобор­цев и сама изменялась так, чтобы отражать христианскую идею ­по­беды над злом.

Необходимо пояснить прин­ципиаль­ную разницу языческого и христианского мировоззрений по во­просу защиты жизни и здоровья человека. Языческий подход основан на магизме, что подразумевает подчинение человеку каких-либо духов (лучше позлее и посильнее) и использование их силы в своих прагматичных целях.

В амулетах это осуществляется посредством как бы пленения духа, символически выражаемого заключением его образа в круг, надписанием его тайного имени или магического заклятия. На самом же деле происходит обратное. Человек подчиняется лукавому духу и за это может получать от него временные подачки.

В христианстве защита дается толь­ко от Бога, через соединение с Ним, что возможно только бла­годаря молитве и борьбе со свои­ми грехами – духовной брани «против духов злобы поднебесных». Поэтому христианские апотропеи – это прежде всего моленные иконы Господа нашего Иисуса Христа и Божией Матери и иконы, показывающие по­беду Спасителя над адом и сатаной, а также победу святых над лукавыми демонами. И, конечно, главнейшей защитой христианина являет­ся образ Креста Господня, как главного оружия Его победы.

При создании нашего складня мы старались следовать вышеназванным хри­стианским принципам. Лицевая сторона складня представляет собой врата, со всей их многозначной символикой. Это Царские врата алтар­ной преграды, вход в Цар­ство Небесное и символ самого Христа, согласно евангельской фразе: «Я есмь дверь: кто войдет Мною, тот спасется» (Ин. 10.9). Последнее значение усиливается орна­мен­том из вью­щейся лозы, также являющейся символом Христа. Ког­­­да складень находится у нас на груди, его закрытые створки символизируют затворенные для злых духов двери нашей души, охраняемые Нерукотворным Обра­зом, находящимся на оглавии, по подобию неприступных врат Эдессы.

Внутри складень представляет собой трехчастную моленную икону. Открыв его створки, мы оказываемся пред образом Богородицы «Знаме­ние», помещенным на среднике, и невольно вспоминаем слова Акафиста, дополняющие символику врат такими эпитетами Божией Матери, как «райских дверей отверзения», «честного таинства двери» и «дверь спасения».

Иконография «Знамения» очень древняя, но окончательно сформи­рова­лась в XI–XII вв.

Она являет знамение нашего спасения – круглый медальон со Спасом Еммануилом в лоне Божией Матери, согласно пророче­ству Исайи: «Сам Господь даст вам знаме­ние: се, Дева во чреве приимет и родит Сына, и нарекут имя Ему: Еммануил» (Ис. 7.14). В этой иконе прослеживается древняя тра­ди­ция изображения портретов императо­ров на круглом щитке, который носился на груди высших чиновников.

В Византии такой образ Бого­матери, по­ясной или в полный рост, назывался Панагия (Всесвятая). Он непременно присутствовал на артос­­ных (артос – освященный хлеб) панагиях, где, по словам Н.П. Конда­кова, «Богородица, поднимая руки вместе с образом Емману­ила, заменившего собою пасхального Агнца, как живой образ артоса, совершает здесь такое же возношение артоса, какое уста­нов­лено известным обрядом «возношение панагии»…». Иконы аналогичного извода в полный рост, связанные с почитанием ризы Богоматери во Влахернах, именовались «Эпи­скепсис» (Заступница, Защит­ница, По­кровительница). Только на Руси такая ико­нография в поясном вариан­те получила имя «Знамение Божией Матери», сохранив смыс­ловые зна­че­ния византийских наиме­нований. Истори­чески эта икона была связана с Нов­городом, являясь его покровительницей. Она защищала город от нашествий и бедствий, творя многочисленные чудеса (знамения).

В нашей работе мы использовали иконо­графию прославленного нов­город­ского чудотворного образа. На боковых створках изображены: вверху – образы предстоящих Бого­родице Архангелов, а внизу – прославленных святых, защитников Церкви и всех христиан – святителя Нико­лая Чудотворца и великомученика Геор­гия Победоносца. К этим святым мы чаще всего обращаемся с молитвами о защите и помощи во всех житейских нуждах.

Оборотная сторона складня по­вто­ряет геометрические формы упомянутых киотных змеевиков, с той существенной разницей, что тра­диционная змеиная композиция в круге заменена образом процветшего Креста Господня. Тем самым идея защи­ты, присутствующая в древних змеевиках, получает новое христианское звучание. Попытки такой замены происходили и в древности, но не получили дальнейшего развития. Известен новгородский змеевик XII в., где на месте сглаженной змеевид­ной композиции выгравирован процвет­ший крест.

Интересно отметить, что в изображениях процветшего креста прослеживается связь с образом змея. Это наиболее ярко видно в много­численных греческих резных крестах XV–XVII вв. Древние изо­бражения змея, поверженного Крес­том, трансформировались в них в орнаментальные мотивы змей, ис­ходящие от основания креста как цветущие побеги и показывающие его как Древо жизни. Тем самым символически утверждается и по­беда над адом, и насаждение вечной жизни.

Наличие образа Креста радикально изменяет символическое прочтение тра­ди­ционных геометрических форм змеевиков. Круг перестает быть символом пле­не­ния «змеиного гнезда», а становится символом вечности и славы Господа. Соеди­няясь с формой квадрата, несущего зем­ную сим­волику, он как бы раскрывает наш земной мир для Царствия Небесного. Эта идея связи земного и небесного присутствует в струк­ту­ре храма, когда кубическая форма основы здания соединяется со сферой купола. Как раз символику храма и выражают изделия киотчатой формы.

Завершают композицию складня как моленного и защитного образа заклю­чительные слова молитвы Кресту, раз­ме­щенные на свободном поле квадрата: Q пречcтный и животворsщій крcте гдcнь, помогай ми со стою гпcжею двою цdею, и со всёми стыми во вёки. Аминь.

Be the first to review “Triptych icon pendant “SIGN””


navigation arrow to top