Russian Orthodox silver Cross pendant CRUCIFIXION THEOTOKOS KIRIOTISSA NIKOPOIA Master Jeweler Fedorov

Kryželis „NUKRYŽIAVIMAS. DIEVO MOTINA KIRIOTISA-NIKOPĖJA (Pergalingoji valdovė)“

$ 199.00

Liko 1

Produkto kodas: KS073 Kategorija:

Sidabras 925 / Auksas 999, pajuodinimas
Dydis: 34 × 17 mm
Svoris: ~7.7 g
Modelis: 2008

Šį mažą keturgalį kryželį sudaro dvi sijos, platėjančios link galo. Vertikalioji sija kiek ilgesnė už horizontaliąją. Priekyje, centre, yra Nukryžiuotojo Jėzaus ikona, vadinama Pergalinguoju Kristumi: Jo figūra išsitiesusi, galva aukštai iškelta. Žemiau Golgotos Kryžiaus yra taurė, iš kurios auga vynmedis, puošiantis kryžių ir Išganytojo figūrą palei visą perimetrą ir toliau besitęsiantis ant judančios, į statinę panašios pakabos. Ant vynmedžio matyti dvylika vynuogių kekių. Priešingoje pusėje, centre yra garsioji Dievo Motinos Kiriotisos – Nikopėjos (Pergalingosios Valdovės) ikona, supama panašaus vynmedžio.

Išsamesnis produkto aprašymas galimas anglų ir rusų kalbomis.

Atsiliepimai

Atsiliepimų dar nėra.

Būkite pirmas aprašęs “Kryželis „NUKRYŽIAVIMAS. DIEVO MOTINA KIRIOTISA-NIKOPĖJA (Pergalingoji valdovė)“”


This small four-pointed cross with a movable top hoop continues the tradition of early Christian art, whose influence can be traced in the very shape of the cross, as well as in the visual details, which convey the theological ideas that were relevant for the early Church and retain their significance today.

The cross consists of two bars that widen from the center outwards, with the vertical bar being slightly longer than the horizontal one. Most of the ancient crosses made in the 6th-12th centuries had the same shape. As far as symbolism is concerned, it could be understood as the Light of Life, whose four beams emanate from the source – that is, from Christ.

The front depicts the body of the crucified Christ, which is positioned in the center. The figure of Christ is straight, with his head held high, which represents the fact of the Crucifixion without emphasizing the agony and death of the Savior on the Cross.

This is an image of the triumphant Christ, Who has won a victory against death. His arms are outstretched as if to unite all peoples, marking the words of the Gospel: “And I, if I be lifted up from the earth, will draw all men unto me.” (John 12:32).

At the foot of the cross of Calvary there is a chalice, which is often found on ancient crucifixes. From the chalice there grows a vine, which lines the entire perimeter of the cross along with the figure of the Savior and is continued on the mobile barrel-shaped hoop at the top.

The vine is the most common symbolic and ornamental motif in Christian art. The symbolism of the vine is based on the words of the Savior in the Gospel of John (15:1-6) where He refers to himself as the “true vine”, His Heavenly Father as the “husbandman” (vine-grower), and His disciples, who abide in Him, as the fruit-bearing branches. At the same time, Christ warned: “If a man abide not in me, he is cast forth as a branch, and is withered; and men gather them, and cast them into the fire, and they are burned”. In the Gospel the vine is used not merely as a symbol of Christ, but also as a symbol of His Church, which bears spiritual fruit. This can be seen in many early Christian artifacts, and, later on, in Byzantine art, including lamps, vessels, ornamental church plates, crosses and other items. In most cases, the significance of the Church was communicated through a symbolic link between the images and the sacrament of the Holy Communion. For instance, as with this pectoral, there could be a vine growing from a chalice, along with an image of the Cross. One can frequently see images of birds, which represent the human soul and are depicted as perched on the vine and pecking at the grapes. This symbolism is confirmed, among other things, by the famous words uttered by Clement of Alexandria (II-III c. A.D.): “For the vine produces wine, as the Word produces blood”. It is this idea of our Savior’s liturgical sacrifice that we have tried to express on the front of the cross.

The back of the cross continues the same theme. In the center, in a similar framing of vines, we see the famous Byzantine image of the Theotokos Kiriotrissa – Nikopoia (the Victorious Mother of God). Such images were common on Byzantine pectorals and were meant to signal the Incarnation and to present a symbolic image of the Church while serving as a guarantee of protection and victory for those who wore them. When the figure of the Blessed Virgin is surrounded by vines, the symbolism of the Church becomes particularly apparent. It is further emphasized by details such as the number of grapes (twelve), which stands for the twelve Apostles. The same numerical symbols are present on the front of the pectoral cross.

For a better understanding of the image of the Theotokos Nikopoia, one could quote the scholar N. P. Kondakov: „… the image of the Mother of God, who appears to be offering Her Eternal Infant to the world, which is moving forward to greet Him, represents to the Christian soul the ultimate purpose of our Lord and Savior, Who is coming to the aid of each person and of the whole world”.

Since an icon of the Virgin may serve as an image of the Church, with our cross these words take on a liturgical sense and serve as a symbolic reference to the sacrament of the Holy Communion.

Thus, the main theological idea expressed in our work was to show the crucifixion of Christ as a lithurgical sacrifice and to underline the importance of this Sacrament, which is offered to us by the Orthodox Church.

Небольшой нательный крестик с подвижным оглавием выполнен в традициях раннехристианского искусства. Это прослеживается как в самой форме креста, так и в изобразительных средствах, выражающих богословские идеи, актуальные для ранней Церкви и не потерявшие своего значения и сегодня.

Форма креста – четырехконечная с расширяющимися от центра балками, где вертикальная балка несколько длиннее горизонтальной. Такая форма лежала в основе большинства древних крестов с VI по XII в. Символически она могла пониматься как четыре луча Света Жизни, исходящих от его источника – Христа.

На лицевой стороне в центре изображено Распятие. Фигура Христа – прямая, с поднятой головой – только обозначает Распятие, не акцентируя смерть и крестные муки Спасителя.

Это образ Христа-триумфатора, победившего смерть. Распростертыми руками Он как бы объединяет все народы, знаменуя евангельские слова: «И когда Я вознесен буду от земли, всех привлеку к Себе» (Иоанн 12.32).

В подножии Голгофского Креста изображен потир (что нередко можно встретить на древних Распятиях), из которого произрастает виноградная лоза, обрамляя по всему периметру креста фигуру Спасителя и имея свое продолжение на подвижном бочкообразном оглавии.

Виноградная лоза – самый распространенный символико-орнаментальный мотив в христианском искусстве. Основу символизма лозы положили слова самого Спасителя в Евангелии от Иоанна (15.1-6), где Он называет себя «истинной виноградной лозой», Отца Небесного – «виноградарем», а учеников своих, пребывающих в Нем, – плодоносящими ветвями (рождеем). В то же время Христос предупреждает: «Кто не пребудет во Мне, извергнется вон, как ветвь (розга), и засохнет; а такие ветви собирают и бросают в огонь, и они сгорают». Мы видим, что в евангельских словах виноградная лоза выступает не только как символ Христа, но и как символ Его духовно плодоносящей Церкви. Это можно увидеть во многих памятниках раннехристианского, а затем и византийского искусства: светильниках, сосудах, орнаментальных церковных плитах, крестах и т.п. Чаще всего значение Церкви показывалось благодаря символической связи изображений с таинством Причащения. Например, когда, как в нашем случае, присутствовал потир, из которого произрастала лоза и образ Креста. Нередко встречаются образы птиц как символы души, сидящие на лозе и клюющие виноград. Подтверждают такую символику и известные слова Климента Александрийского (II–III вв.): «Лоза дает вино, как Слово дало свою кровь». Эту идею литургической жертвы Спасителя мы и постарались выразить на лицевой стороне нашего креста.

Оборотная сторона развивает ту же тему. В центре, в аналогичном обрамлении из виноградной лозы, мы видим прославленный в Византии образ Божией Матери Кириотиссы – Никопеи (Побеждающей). Подобные изображения встречались на многих византийских нагрудных крестах, свидетельствуя о Воплощении и являя символический образ Церкви, при этом служа гарантом защиты и победы для носителя креста. В нашем случае, когда фигура Богородицы окружена виноградной лозой, символика Церкви становится видна особенно ярко. Этому помогают и такие нюансы, как количество гроздей винограда, равное двенадцати, обозначающее двенадцать апостолов. Та же числовая символика присутствует и на лицевой стороне нагрудного креста.

Для лучшего понимания образа Богородицы Никопеи приведем слова о нем академика Н.П. Кондакова: «…образ Богоматери, как бы подносящей Предвечного Младенца к миру, идущему навстречу, представил христианскому чувству высший смысл приходящего на помощь миру и каждому человеку Господа Бога и Спаса нашего».

На нашем кресте, в контексте восприятия иконы Богородицы как образа Церкви, эти слова приобретают литургический смысл, символически указывая на таинство Причащения.

Таким образом, основная богословская идея, выраженная в нашей работе, – это показать Распятие как литургическую жертву Христа и подчеркнуть значение таинства Причащения, предлагаемого нам Православной Церковью.

Parašykite pirmą atsiliepimą produktui “Kryželis „NUKRYŽIAVIMAS. DIEVO MOTINA KIRIOTISA-NIKOPĖJA (Pergalingoji valdovė)“”


navigation arrow to top